Михаил НаместниковВ Саратове произошло очередное резонансное преступление. Нападению подвергся депутат Саратовской областной думы, издатель и основатель медиахолдинга «Взгляд» (газета «Саратовский взгляд», информагентство «Взгляд-Инфо», интернет-телевидение TVSAR.RU) Сергей Курихин. 9 июня его автомобиль расстреляли — по заявлению следствия, практически в упор. Серьезно пострадал охранник депутата. (Подробнее см. здесь).

Уже на следующий день глава Следственного комитета Николай Никитин объявил журналистам, что его предчувствие и интуиция дают надежду на скорейшее раскрытие этого преступления. А тем временем вспоминается, как два года назад нападению подвергся тогда главный редактор «Взгляда» Вадим Рогожин, и заказчики преступления не найдены до сих пор. А годом ранее был убит прокурор области Евгений Григорьев, чей якобы «заказчик» странным образом погиб в тюрьме. А в прошлом году было совершено нападение на издателя газеты «Резонанс» Владислава Малышева… И вот теперь в центре города расстреливают автомобиль депутата областной думы…

И где же в таком случае громкие заявления правоохранителей о некой «декриминализации» Саратовщины? Может ли простой житель области ходить по улицам, не опасаясь за собственную жизнь, если даже резонансные уголовные дела, по сути, остаются нераскрытыми — а значит, преступники продолжают безнаказанно разгуливать на свободе? И если в депутата стреляют в упор, о какой степени разгула преступности надо вообще говорить? И поскольку данное преступление так или иначе затрагивает сферу СМИ, не пора ли вновь поднять вопрос о степени защищенности журналиста?

На следующий день после нападения на Курихина на сайте «Взгляд-Инфо» главные редакторы саратовских СМИ поделились своими мыслями по поводу произошедшего. Многие вспоминали о нападении на Вадима Рогожина. Главред «Взгляда» Елена Налимова напомнила, как после трагедии с Вадимом саратовские СМИ вышли с белой первой полосой. «Теперь с какой полосой выходить? Черной? Серой? Как еще обозначить, что это — уже край, дальше некуда двигаться, — вопрошает редактор. — Профессия журналиста стала опасной. Сейчас опаснее работать в журналистике, чем в правоохранительных органах, по-моему. И происходит это потому, что журналисты зачастую подменяют собой правоохранительные органы… Мне кажется, ситуация, которая произошла, должна показать — а правоохранительные органы вообще способны еще работать в этом государстве, в этом регионе, могут ли они дать отпор вот этой силе, которая надвигается на нас на всех? Мы здесь одни, на этом рубеже, или все-таки есть кому нас защитить?».

Сам Вадим Рогожин предложил следствию все-таки связать три преступления — убийство Григорьева, покушение на него самого и на Курихина — в единое звено: «Люди, которые осуждены как нападавшие на меня, связаны с той группировкой, которая фигурировала в деле нападения на Григорьева. И не исключено, и даже очень возможно, что в данном случае та же группировка действует и в отношении Курихина».

«Возможно, стоит задаться вопросом, а кому может быть выгодно изменение политической карты города Саратова, или предотвращение тех или иных политических процессов?» — задался вопросом главред «Саратовских губернских ведомостей» Роман Мерцлин, прежде напомнив о том, что Курихин — «неординарный и очень влиятельный политик». «Не думаю, что «Взгляд» поменяет свою медиаполитику, испугавшись произошедшего, — предположил Роман Романович. — Было бы странно, если бы такое произошло. «Взгляд» всегда демонстрировал… несгибаемость, что ли».

«Выстрел в Сергея Курихина — это выстрел по всему коллективу «Взгляда», — подтвердил предыдущую мысль редактор ИА «Взгляд-Инфо» Николай Лыков. — Я думаю, организаторы преступления преследовали цель создать атмосферу ужаса и морального террора в журналистском сообществе Саратова. Но у них ничего не получится, потому что мы уверены в своих силах, мы уверены в том, что этот мир возможно изменить».

Следствие рассматривает несколько версий покушения на Курихина, а вот редакция медиахолдинга «Взгляд» однозначно заявляет: произошедшее связано с издательской деятельностью депутата и только с ней. «Как и в случае с Вадимом Рогожиным, следствие будет прорабатывать разные версии нападения, в том числе коммерческую. Но не стоит забывать, что в последние годы для Сергея Георгиевича бизнес-проекты перестали быть приоритетными. Он сконцентрировал свои усилия на развитии медиаресурсов и депутатской деятельности. Сергей Курихин стоял у истоков создания фонда «Православие и современность», ведущего активную благотворительную работу, — говорится в заявлении холдинга. — Мы считаем это преступление резонансным не только для региона, но и для России в целом, поскольку давление на средства массовой информации стало признаком нашего времени. Раскрытие таких преступлений, выявление не только исполнителей, но и заказчиков, должно показать, что борьба с криминалитетом не является мнимой и показной. Мы будем пристально следить за расследованием и проводить собственное».

К делу поимки преступников уже подключился Леонид Писной: по его словам, совет директоров ЗАО «Саратовоблжилстрой» назначил вознаграждение в 3 млн рублей тому, кто сообщит какие-либо сведения об исполнителях или заказчиках покушения на Сергея Курихина.

Писной, кстати, был первым и единственным саратовским политиком (помимо губернатора, конечно), кто отреагировал на произошедшее. Среди других коллег Сергея Георгиевича по единоросско-депутатскому цеху — тишина. Обычно столь рьяные комментаторы всего и вся, однопартийцы Курихина — тот же Ландо, Синичкин, Радаев, госдеп Панков, наконец, — «соблюдают полнейшее молчание». Одним из первых на это обратил внимание главред ИА «Саратовинформ.КОМ» Александр Уриевский: «Это, я считаю, тот случай, когда должны были просто сразу же, с утра, появиться комментарии официального руководства областной думы, руководства регионального отделения партии, отдельных депутатов на официальном сайте, на сайте облдумы. Сегодня рабочий день, не выходной (комментарий Александр Викторович давал 10 июня. — Ред.). Где все эти люди со своими комментариями? Где сочувствие? Где осуждение преступников? Где требования к правоохранительным органам скорее найти, наказать и так далее? Где вся эта мишура, которую каждый день они вывешивают у себя на сайтах? Нету. Я думаю, это говорит о многом».

Действительно, сайты реготделения «ЕР» и пропартийных интернет-СМИ в тот день информировали население о «двухдневном отпуске» в Саратовской области вице-премьера Вячеслава Володина, да рассказывали об очередном обсуждении плюсов «Народного фронта». Разве можно портить «позитивные» информашки новостной ленты сообщениями о покушении на убийство депутата? (На момент сдачи номера «Репортера» в печать комментарии знаменитых комментаторов по-прежнему отсутствовали.)

Редактор ИА «СарБК» Алексей Мурзов назвал нападение на Курихина — «человека публичного» — «диким», а также усомнился в объективности расследований при таких резонансных делах. А потому Мурзов констатировал, что именно средства массовой информации, которые всегда действуют «независимо от того, кто пострадал — богатый человек, бедный, политик, депутат, общественник или журналист», именно СМИ «должны требовать объективного расследования». «Расследование ради объективности и беспристрастности нужно передавать на федеральный уровень», — заявил на сайте «Четвертой власти» Рогожин. Такого же мнения придерживаются и другие главные редакторы ведущих саратовских СМИ, которые вчера подготовили обращение к председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину и главе МВД РФ Рашиду Нургалиеву: «Трудно поверить в эффективность, а также беспристрастность расследования, проводимого на местном уровне, — говорится в письме. — Поэтому мы настаиваем на необходимости приезда в Саратов и подключения к расследованию следственной бригады СК РФ — профессионалов, не ангажированных ничем, кроме стремления честно следовать служебному долгу. Считаем, что исполнение нашей просьбы позволит ускорить раскрытие этого резонансного дела, установить личности истинных заказчиков преступления».

«Репортер», в свою очередь, попытался проанализировать произошедшее совместно с нашими экспертами.

1. Прокомментируйте, пожалуйста, покушение на убийство депутата облдумы Сергея Курихина. Кому это может быть выгодно?

2. На ваш взгляд, почему заядлые комментаторы реготделения «Единой России» проигнорировали покушение на своего однопартийца?

3. Как вы можете охарактеризовать широко разрекламированную кампанию правоохранительных органов, которую назвали «декриминализацией Саратовской области»?

Михаил Наместников, руководитель аппарата Саратовского регионального отделения партии «Яблоко»

1. Вопрос, конечно, провокационный. И требует от меня знаний более глубоких, чем есть, всей их кухни, всего клубка взаимоотношений власти, чиновников и бизнеса с журналистским сообществом и между собой. Но мы же все наблюдали ту свару в печати и реакцию на нее отдельных персон накануне городских наших выборов. А на кону теперь выборы в Госдуму. На кону большие ставки. И ставки персональные. Отсюда и страсти. Что до моего отношения к покушению, то я чувствую себя ошарашенным. Нет, в нашей стране ежедневно происходят похожие события. Но когда они происходят на соседней улице, становится страшновато. За страну и молодежь. И обидно, что последние 20 лет мы прожили, похоже, впустую. Ничего не поняли, ничему не научились. И ходим кругами. Но если в 90-е меня грела надежда, что постепенно всё наладится, то сегодня уже нет, не греет совсем. Предчувствие гражданской войны меня теперь не оставляет. Стрельба на улицах наших городов становится заурядным событием. Стреляют в самом центре моего города.

Стреляют почти каждый день. И стрельба эта — только первые раскаты большой грозы. Печальная история.

2. А это ведь боязно, это означает, что не все у нас еще поступательно хорошо и отлично. И с «декриминализацией» отчитаться поторопились, пожалуй.

И с популярным в интернете названием для партии власти господин Навальный, может быть, даже и не погорячился. На размышления наводит.

И с чистотой в рядах правящей партии не все прозрачно, видимо, не все кристально. И вообще, возникает ощущение, что мы потихонечку вползаем опять в лихолетье девяностых, когда похожие методы решения споров были заменой и судам, и правоохранителям. Это наводит меня на мрачные мысли. Кто мог подумать за четыре года до октября 17-го, прошлого века, что все так закончится. И в 91-м году беды не чаяли, а порвалось. Это определяется постепенным нагнетанием негативного потенциала в общественном сознании. А сегодня он крепчает. И в умах, и в поступках, и в реакции на них простых сограждан. И сегодняшней элите уже невозможно делать вид, что «все идет по плану» их лидера, Путина. От хорошего к лучшему, к 2020 и Сколково. Иногда оказывается, что отмолчаться, не заметить событие, заретушировать его развертыванием самого большого флага на улице силами прокремлевской молодёжи гораздо полезнее, чем говорить.

Но для того пресса и существует во всем мире, чтобы спуску им не давать, заставить их отвечать. Преследовать их везде, требуя комментарии. Тогда и суть события проявится нагляднее. И кто там есть, понятнее станет. Спрашивайте с них. Смелее спрашивайте! Это, между прочим, условие социальной санации, условие выживания страны, может статься.

3. Кампания как кампания. Все у нас вечно носит характер кампанейщины. Разве мы к этому не привыкли еще? Посмотрите вокруг. Результаты уже не удивляют. Полиция у нас не столько ловит преступников, сколько успешно отчитывается перед своим и высшим начальством. Где, в какой еще стране, высший руководитель берет какое-то уголовное дело под свой контроль? Что означает такой контроль, что он влечет за собой, как помогает расследованию? Не сводится ли он к дежурной отчетности старшего состава правоохранителей перед руководством страны, области? Что нам с того, что губернатор Ипатов взял под свой личный контроль расследование этого вопиющего случая? Это же он тоже для отчетности, уже перед своим начальством, московским. Лучше, правильнее, когда руководитель следствия или пресс-службы МВД регулярно отчитывался бы перед общественностью, перед СМИ о проделанной работе, о своих достижениях в расследовании. С учетом специфики этой сферы, конечно. И именно потому, что саратовскую общественность, прежде всего, ситуация с «декриминализацией» и беспокоит.

По материалам